Журнал "Вестник образования"

ФГОС дошкольного образования – это стандарт условий, а не стандарт результата

 

Опубликовано 15.04.2014 в Работаем по новым стандартам

Дошкольные образовательные организации по всей России переходят на ФГОС, вступивший в силу 1 января 2014 года. «Вестник образования» публикует План действий по обеспечению введения ФГОС дошкольного образования, утверждённый 31 декабря 2013 года, и Комментарии к ФГОС дошкольного образования от 28 февраля 2014 года.

Что должно измениться в дошкольных образовательных организациях благодаря переходу на стандарт, в интервью «Вестнику образования» рассказала директор Института психолого-педагогических проблем детства Российской академии образования Татьяна Волосовец.

 

– Татьяна Владимировна, начнём с самого очевидного вопроса: что должно измениться в детских садах в связи с переходом на стандарт? Что было вчера, что должно быть сегодня? Что именно улучшится? Почувствуют ли эти улучшения родители и дети?

 

– Я не поклонник революций, любые изменения в сфере образования должны проходить постепенно, поэтапно. Стандарт дошкольного образования требует создания в детских садах определённых условий: психолого-педагогических, кадровых, материально-технических и финансовых, конкретной предметно-пространственной среды. И в этом смысле при переходе на стандарт дошкольного образования противопоставление «вчера – сегодня» не работает: чтобы создать условия, нужно довольно много времени. И в стандарте о требованиях к этим условиям много говорится.

 

Первое и самое главное условие – это кадры, в системе образования, они, извините за цитату, «решают всё».

 

В 2009–2010 годах наш институт проводил исследование в шести регионах РФ. По итогам этого исследования мы, в частности, констатировали, что средний возраст воспитателей в детских садах – 50 лет, и есть риск, что через определённое время (5–10 лет) многие педагоги одномоментно уйдут на заслуженный отдых, остро возникнет кадровая проблема. Важность этой проблемы сегодня недооценивается. К 2016 году все дети от 3 до 7 лет должны иметь возможность посещать детский сад, и сотни тысяч мест уже вводятся по всей стране. Но кто придёт работать в новые детские сады?

 

Острота этой проблемы объясняется тем, что реализовать ФГОС в детском саду не сможет человек без педагогического образования. Более того, это сможет сделать только высокопрофессиональный педагог, то есть заведующие не смогут брать на должности воспитателей любого желающего. Чтобы заранее готовить смену тем, кто уйдёт из системы, нужно увеличивать контрольные цифры приёма, то есть число бюджетных мест на дошкольных факультетах и в педагогических колледжах, развивать программы второго высшего образования, повышения квалификации, профессиональной переподготовки.

 

– Как меняются требования к воспитателю? Какими компетенциями должен владеть педагог, работающий по новому стандарту? В чём здесь отличия от прежних подходов?

 

– Педагог должен обладать достаточно широким спектром психологических знаний – этого раньше не было. У нас педагоги всегда прекрасно знали собственно педагогику и методики, но возрастную психологию, педагогическую психологию, психологию развития знали неважно, если не сказать – плохо.

 

Важность «психологизации» педагогического образования объясняется тем, что дети сегодня другие. Педагог должен уметь работать и с детьми с ограниченными возможностями, и с теми, у кого есть незначительные отклонения в развитии и минимальные мозговые дисфункции. Работать с ними сложно, нужно знать – как, а для этого нужно и быть хорошо подготовленным теоретически, и владеть педагогическими и психологическими технологиями. Оба условия важны. Часто приходится слышать предложение – дать студентам педагогических вузов больше практики. Да, это нужно, но не в ущерб теории! Без фундамента не построить здание.

 

– Разработчики ФГОС много говорили о недопустимости школяризации дошкольного образования, о принципиальном отказе от экзаменов и любых других форм аттестации. Хорошо известно высказывание директора Федерального института развития образования Александра Асмолова: «Ребёнка надо ценить, а не оценивать». Как такой подход отразится на работе детских садов?

 

– ФГОС дошкольного образования – это стандарт условий, а не стандарт результата. В этом его основное отличие от федеральных государственных требований, которые были приняты в 2010 году и которые, как показала практика их использования, вызывали немало вопросов у педагогов и родительской общественности именно в части мониторинга.

 

Почему стандарт условий? Потому что мы имеем дело с детьми дошкольного возраста, которые развиваются неравномерно, у каждого ребёнка свой темп развития, он может быть медленнее или быстрее в разные периоды, и это норма. Учёт закономерностей возрастного развития и индивидуальных особенностей обязателен. У дошкольника разница между физиологическим и паспортным возрастом может быть и год, и полтора. Именно поэтому оценка результата в форме контрольных работ, тестов, экзаменов категорически недопустима.

 

– Согласитесь, и на этапе разработки стандарта, и раньше никто не пытался доказать, что детей дошкольного возраста нужно сажать за парты и устраивать для них ЕГЭ. Эта точка зрения, даже если она существует, вообще не персонифицирована.

 

– Тем не менее она незримо присутствует. Причина в том, что и на сегодняшний день нет чёткой согласованности действий между дошкольным и школьным образованием. И сегодня, принимая детей в первый класс, школы проводят для них тестирование – пусть даже в завуалированном виде, потому что закон это запрещает. А если родители знают, что их ребёнка будут тестировать, что они будут делать? Они начнут учить его, как в школе, натаскивать, чтобы он мог ответить на те вопросы, которые ему будут задавать на тестировании. Понятно, что его всё равно в школу возьмут, но родители же хотят попасть в «хорошую» школу.

 

Так что школяризация – это реальная угроза. Школа диктовала детским садам свои правила, и дошкольное образование пыталось под них подстроиться.

 

– То есть, если чётко обозначить векторы развития, до нового стандарта школяризация в дошкольном образовании имела место, а переход на ФГОС делает её невозможной?

 

– Итоговую и промежуточную аттестацию в дошкольном образовании запрещает не только стандарт, но и Федеральный закон «Об образовании в РФ» – об этом чётко сказано в 64й статье. И мы теперь не сводим дошкольное образование к тому, чтобы дать детям знания–умения–навыки, – на смену «зуновской» парадигме пришла личностноразвивающая, гуманитарная. В стандарте речь идёт не о натаскивании, а о развитии личности ребёнка дошкольного возраста в пяти образовательных областях: социальнокоммуникативное развитие, познавательное, художественноэстетическое, речевое, физическое. И в примерных основных образовательных программах акцент на такое всестороннее развитие личности будет присутствовать в первую очередь.

 

Этот акцент, кстати, раньше тоже был – и в советский период, и в постсоветский. Просто школяризация, натаскивание его постепенно смещали. Таков был запрос родителей. А его, в свою очередь, диктовали «элитные» школы. И педагоги детских садов, вместо того чтобы родителей «воспитывать», шли у них на поводу.

 

– Представим такую ситуацию: приходит в детский сад родитель, журналист, любой другой представитель общественности. Что он должен там увидеть, чтобы понять: да, этот детский сад работает по новому стандарту. Вот несколько лет назад не работал, а сейчас работает.

 

– Наверное, наглядным фактором, свидетельствующим о переходе на стандарт, должна стать предметнопространственная среда. Дело в том, что в стандарте одним из условий реализации основной образовательной программы определена развивающая предметнопространственная среда. Раньше этого не было.

 

В России разработано много программ дошкольного образования, вообще вариативность – это наше отечественное завоевание. И хотя при разработке ФГОС высказывалась точка зрения, что в дошкольном образовании необходима одна примерная основная образовательная программа, как в начальной школе, мы отстояли другой подход: примерных программ будет много, будет возможность выбирать. Даже если их будет две или три, это уже вариативность, но может быть и больше:  если авторы напишут, а эксперты дадут положительное заключение, программу включат в реестр.

 

Так вот, возвращаясь к предметно-пространственной среде: представим себе, что в одном муниципалитете есть десять детских садов, каждый из которых реализует свою программу – «От рождения до школы», «Истоки», «Радуга», «Золотой ключик», «Развитие» и т. д. Когда возникает вопрос о закупке игрового оборудования и игрушек, муниципалитет согласно 94му Федеральному закону (с 2014 года – 44му Федеральному закону) объявляет конкурс, и победившая в конкурсе организация поставляет во все детские сады одинаковые комплекты оборудования вне зависимости от того, по какой программе они работают. А ведь чтобы программа была эффективной, нужно создать такую предметно-пространственную среду, которая соответствует её содержанию. Например, для реализации программы Монтессори нужно специальное игровое оборудование для развития мелкой моторики – шнуровки, кнопочки, гончарный круг. А программа «Развитие» направлена в первую очередь на интеллектуальное развитие ребёнка, и здесь нужны, например, кубики, брусочки, трапеции, другие геометрические фигуры, специальным образом подобранные.

 

Так что если, зайдя в детский сад, вы видите гору пыльных игрушек, в которые никто не играет, это может свидетельствовать о том, что педагог работает по программе, для которой не удалось создать предметно-пространственную среду. Если же дети играют, если игрушки используются в образовательном процессе, – другое дело. И не нужно говорить, что дети теперь играют только в интерактивные игры. Всё равно ребёнок должен взаимодействовать с игрушкой, иметь возможность общаться с ней, прижать её к себе, обнять.

 

– А если говорить о содержании образовательного процесса? Можно ли, наблюдая за работой педагога в детском саду, сделать вывод, реализует он новый стандарт или нет?

 

– Если опять же смотреть на проблему в целом, можно обратить внимание на индивидуализацию образовательной деятельности.

 

Раньше в дошкольном образовании об индивидуализации практически не говорили – педагог всегда работал с группой, будь то прогулка, игра, музыкальное или физкультурное занятие. Но ведь группа – это коллектив очень разных детей. Новый закон «Об образовании в РФ» даёт право приходить в обычные детские сады детям с ограниченными возможностями здоровья – родителям нужно привести ребёнка на обследование в психолого-медико-педагогическую комиссию (ПМПК) и получить её рекомендации. И детские сады должны быть готовы к приходу таких детей. Но в большинстве случаев они пока не готовы.

 

Нужно так написать основную образовательную программу, чтобы и вся группа могла по ней заниматься, но у каждого ребёнка с ОВЗ был свой индивидуальный образовательный маршрут, нужно создать психологопедагогические условия, необходимые ребёнку и соответствующие рекомендациям ПМПК. А это очень сложно.

 

Поэтому, придя в детский сад, вы можете задать вопрос, есть ли там группы комбинированной направленности, где учатся и здоровые дети, и дети с ограниченными возможностями здоровья. Именно комбинированной, а не только компенсирующей, когда, например, в одной группе получают образование слабослышащие дети и педагог занимается с ними по одной адаптированной основной образовательной программе.

 

– Здесь снова возникает вопрос об условиях: чтобы дети с ограниченными возможностями могли ходить в обычный детский сад, пространство должно быть организовано соответствующим образом – начиная с пандусов.

 

– Установить пандус – это как раз не проблема. Нужно расширить двери, установить поручни, приспособить туалеты (для детей с нарушениями опорнодвигательного аппарата), сделать соответствующее освещение (для слабовидящих), оснастить группы звукоусиливающей аппаратурой (для слабослышащих) и т. д. – всё это зависит от финансовых возможностей, а они сейчас есть. А вот содержание образования зависит уже от компетенций, от внутреннего состояния педагогического коллектива. Ребёнка с ограниченными возможностями здоровья нужно принять, при этом поработать с собой, поработать с его родителями, с родителями других детей.

 

Но, конечно, индивидуализация этим не ограничивается. Она необходима и в том случае, когда в детский сад приходит ребёнок, не говорящий порусски. Необходимо включить в ООП раздел обучения русскому как иностранному, причём с учётом возрастных и индивидуальных особенностей ребёнка. Воспитатель должен обращать внимание на психологическое состояние ребёнка: в семье могут быть проблемы, например развод родителей, или смерть близкого родственника, или другие проблемы, он приходит в детский сад в состоянии стресса, и нужно понимать, как с ним сегодня заниматься. Может быть, изменить форму подачи материала, дать возможность побыть одному, отвлечь от грустных размышлений и т. д. – это очень тонкая, филигранная психолого-педагогическая работа. И снова мы возвращаемся к вопросу о кадрах – всё здесь зависит от квалификации педагога.

 

– В письме в региональные органы управления образованием от 10 января 2014 года № 0810 Минобрнауки России (с. 23–35. – Прим. ред.) говорится о необходимости проведения мероприятий для введения ФГОС по ряду направлений – о создании нормативно-правового, кадрового, финансово-экономического и иного обеспечения. Что уже делается на местах? И что предстоит сделать в ближайшее время?

 

– Прежде всего начата широкомасштабная кампания по повышению квалификации педагогических кадров – во всех регионах уже идут занятия на курсах повышения квалификации и профессиональной переподготовки для педагогов дошкольного образования. Это разно-уровневые программы – ведь кому-то достаточно 16 часов повышения квалификации, а кому-то необходима 500часовая переподготовка.

 

Стандарт дошкольного образования – это нормативный документ. Его писали педагоги и психологи, но потом юристы переводили его на юридический язык. Были подготовлены комментарии к стандарту от 28 февраля 2014 года (с. 35–51. – Прим. ред.), где его основные положения снова переведены с юридического на психологопедагогический язык, чтобы педагогам было удобно разбираться в хитросплетениях документа. По-моему, дать такие разъяснения было в чём-то даже сложнее, чем написать сам стандарт.

 

В стандарте дошкольного образования описываются финансовые и материально-технические условия реализации программы – их важность понятна, и соответствующие рекомендации были разосланы в регионы ещё 1 октября 2013 года. Сразу воспользоваться ими регионы не успели, и фактически об их реализации можно будет говорить при планировании на 2015 год.

 

Сейчас Федеральный институт развития образования проводит мониторинг готовности организаций дошкольного образования к переходу на ФГОС. По результатам этого мониторинга можно будет понять, кому чего не хватает, и планировать дальнейшее финансирование системы дошкольного образования. Понятно, что основная задача сейчас – это строительство новых детских садов, создание мест, но всё равно не обойтись без выделения средств на оснащение, подготовку кадров и пр.

 

– Можно ли уже сегодня увидеть детский сад, который работает по новому стандарту?

 

– Да. Таких детских садов по всей стране примерно 8–10 процентов. Стандарт ведь не упал к нам с Марса – это обобщённый опыт лучших практик, как зарубежных, так и российских. Рабочая группа создавала ФГОС дошкольного образования, анализируя их опыт. В таких детских садах и сегодня хорошо обстоят дела и с кадрами, и с оборудованием, и с предметно-пространственной средой.

 

– В какой мере идеи нового стандарта встречают понимание у родителей? Можно ли утверждать, что в обществе растёт спрос на дошкольное образование именно как образование, а не просто «камеру хранения»? И не получится ли так, что в 2016 году все дети с 3 до 7 лет действительно будут ходить в детские сады?

 

– Всеобщего охвата, я полагаю, не будет и в том случае, если государство полностью выполнит взятые на себя обязательства и создаст необходимое количество мест. Ведь даже в советские годы, когда, казалось бы, каждый ребёнок имел возможность ходить в детский сад, охват составлял в среднем 60–70 процентов, в редкие годы – около 80 процентов. То есть примерно треть детей не ходила в детские сады – всегда были и будут семьи, которые не хотят отдавать ребёнка в общественную систему воспитания.

 

Другой вопрос, что за последние двадцать лет отношение родителей к дошкольному образованию в целом изменилось. В начале 1990х годов, когда детские сады закрывались по всей стране, родители действительно относились к ним как к «камере хранения». Пошёл на работу – оставил ребёнка в детском саду, он там поел, погулял – можно его забирать. Но с тех пор подход изменился – родители хотят, чтобы в детском саду была серьёзная образовательная составляющая, и относятся к дошкольному образованию очень серьёзно. И если раньше главное, чего они хотели, – чтобы ребёнок не болел, то теперь хотят и чтобы воспитатель был хороший, то есть обладал бы определённым набором личностных качеств (добрый, душевный и пр.) и был профессионалом в своём деле. Профессиональные воспитатели в 1990е годы уходили из системы, а потом они стали вновь появляться. И как только сарафанное радио начало разносить по округе, что в этом детском саду есть замечательная воспитательница, которая великолепно занимается с детьми, интерес у родительской общественности стал расти.

 

И этому важнейшему изменению – появлению социального запроса на дошкольное образование – наш стандарт соответствует как нельзя лучше.

 

Беседовал Борис Старцев